ШАНТАРЫ 2007 глазами Мультика

(из серии "Дальневосточное ожерелье")

Край далекий – с лесами да сопками, 
С поздней жалобой птиц, - это ты, 
Разбудил голосами высокими 
Сыновей золотые мечты 

П.Комаров 

Не верьте тем, кто утверждает, что вечный двигатель изобрести не возможно. Он уже существует. Мечта – вечный двигатель человечества. Она движет нами, заставляет двигаться на встречу новому, неизведанному. Мечта, которая владела мной, звала меня вперед, была не только моей. Она владела и моими товарищами. И одним из первых шагов на этом пути для меня оказались Шантары. 


Поход, который мы задумали осуществить, требовал более серьезной подготовки, чем обычный сплав по горной реке. Предстояло пройти около четырехсот километров по открытому морю, морю суровому, по своему режиму приближающемуся к полярным морям. Именно таким является Охотское море. Даже в самые теплые летние дни температура воды в нем не подымается выше 15 градусов в прибрежном мелководье. Обычно она бывает не выше 12 – 13 градусов, а вдали от берега – не более 10 градусов. 


Амплитуды приливов и отливов достигают здесь 5 и более метров. Они сопровождаются сильными приливными и отливными течениями. В узких проливах между островами эти течения достигают скорости до 3 – 10 км/ч. 
Наше путешествие мы спланировали таким образом, чтобы побывать не только на Шантарских островах, но и посетить удивительное по красоте озеро Мухтель. Эта бывшая лагуна расположена на берегу залива Александры Охотского моря, соединяется с морем узкой протокой. В озеро впадает несколько десятков равнинных и горных водотоков, самый крупный из них - р. Мухтель. Длина озера 10,8 км, ширина-4,6 км, глубина до 4 м, площадь - 28 кв. км. Район озера труднодоступен и безлюден. Здесь бывают лишь туристы, зимой - охотники и рыбаки. От Амура оно удалено на 110 км, от ближайшего населенного пункта (п. Многовершинный) - на 60 км. 


Наша команда состояла из экипажей двух катамаранов (6 и 4 метров). Шестерка получила название «Шмурдяк», четверка – «Петрушка». Собственно специально названия мы не выдумывали, они как бы получились сами собой. Дело в том, что часть продуктов и снаряжения были упакованы в 4 больших деревянных ящика, на которых Виктор сделал надписи, соответственно их содержимому. Волею судеб вышло, что на шестерке по бортам ехали 2 ящика с надписью «Шмурдяк» - так и прилипло это название. На четверке ящики были отмечены надписями «Мука» и «Водка». Давать такие названия экипаж посчитал нелепым, но Дмитрий однажды приурочил катамарану имя «Петрушка», и так все и осталось. Экипаж катамарана «Шмурдяк» - Костя Акимов, Игорь Иваненко, Виктор Поташов и Николай Мазурин. 


Мои друзья и спутники по сплавам и путешествиям, несхожие между собой, все они объединены жаждой жизни, и заражены вирусом путешествий – команда катамарана «Петрушка» - Макс Макаров, Жека Зайцев, Дмитрий Котик и я, Алексей Степанов. Я благодарен судьбе за то, что она свела меня с вами, друзья, и я не перестаю радоваться за то что вы всегда рядом.

 

Итак подготовка была серьезной. Около полугода мы собирали по крупице сведения о районах плавания, готовили снаряжение, делали GPS карты, заказали футболки с Шантарской символикой всем участникам похода, дабы выглядеть как нечто цельное, много обсуждали, спорили. В итоге маршрут было решено провести следующим образом : 
1.Хабаровск – Николаевск-на-Амуре (метеором) 
2.Николаевск-на Амуре – п.Многовершинный (автобусом или попуткой) 
3.п.Многовершинный – залив Рейнеке (на вездеходе УРАЛ) 
4.залив Рейнеке – о.Мухтель (на катамаранах) 
5.о.Мухтель – остров Большой Шантар ,бух.Панкова (Игорь Ольховский обещал отбуксировать на своем новеньком судне «Одиссей») 
Далее на 2-х катамаранах. 
6.бух.Панкова – р.Оленья 
7.бух.Панкова – р.Большой Омокой - Лебяжья Губа на о.Феклистова 
8.Лебяжья Губа – о.Арка – о.Утичий – Метеостанция Большой Шантар 
9.Метеостанция – б.Большой Анаур 
10.б.Большой Анаур – о.Малый Шантар – бух.Комариная(!) – бух.Абрек 
11.бух.Абрек – бух.Онгочан 
12.бух.Онгочан – м.Укурунру – Залив Академии – Ульбанский залив 
13.Ульбанский залив – р.Ульбан. 
14.р.Ульбан – Бриакан – Хабаровск (вертолетом) 

А меж тем снаряжения набиралось не мало. Дюралевые рамы катамаранов и палубы из фанеры толщиной 8 мм + 2 мотора : Тохатцу 18 и Тохатцу 9.8 + 800 литров бензина являлись большим грузом и мы приняли решения зафрахтовать фуру и отправить ее в Николаевск с одним из нас.

 

Также мы взяли часть груза Игоря Ольховского, которому нужно было тоже доставить кое что на острова. В частности мы обязались собрать и переправить ему его катамаран 7.5 м с новеньким Тохатцу 30, с морской ногой до бух. Панкова. Фуру загрузили и вместе с Николой отправили 30.06 в Николаевск. Сами же, налегке 02.07 сели в комфортабельный метеор.

 

Мы провожаем взглядом родные берега. На душе и радостно, и немного тревожно. Что ждет впереди ?

После того как мост через Амур остался далеко за кормой, Дмитрий откупорил свою заветную фляжку и … и с этого момента началась радужная вакханалия, которую я с трудом могу назвать «переход до Николаевска». Было весело настолько, что нам отказались продавать спиртное в буфете, что нисколько не опечалило ибо у нас и так было. А чем мы занимались? Кажется пили, шутили, обсуждали дальнейшие планы путешествия. Очень хотелось крабов и икры, но здесь это была лишь мечта, которой еще предстояло материализоваться.

 

Наши футболки вызывали у окружающих не поддельный интерес. Некоторые с любопытством наблюдали за нами, а кое кто, не стесняясь знакомился с целью побольше узнать кто мы и что означают надписи у нас на футболках. Мне даже пришлось вспомнить басурманский язык, ибо с нами ехала путешественница из цензура, с которой мы мило общались, пока она не сошла в Комсомольске-на-Амуре.

 

Описывать такие красоты, как амурские берега, я совсем не умею. Пасую перед ними и признаю себя нищим. Ну как их опишешь ? Наверное сложно сказать красивее чем Т.Борисов : «Мощной струей катится Амур, усыпанный блестками опрокинувшегося в него неба. Из степей далекого Забайкалья эти воды, то шумные на перекатах меж холмов и гор, то спокойные между низкими зелеными островами, пробираются к океану и несут ему в дар пески забайкальских степей и лесных великанов, подмытых многоводной рекой Буреей, и много, много листиков, травинок….

 

Мощной струей катится Амур, ласкаясь к скалам. А они, очарованные его лаской, не перегораживают ему путь к океану, а дают простор, отодвигаясь далеко друг от друга. Лишь изредка, вероятно, для того чтобы послушать воркотню струй, сдвигаются великаны и заглядывают в воды, отражаясь в них курчавыми от густого леса вершинами…. Мощной струей катится Амур и принимает в себя один за другим притоки, что сбегают с далеких хребтов серебристыми змейками» 


Около 24 часов, мы сошли на берег Николаевска-на-Амуре. Еще зимой, рассматривая план города, я обратил внимание на то, что он напоминает силуэт корабля. И это не удивительно, ведь основан он был в 1850 году капитаном Геннадием Невельским и строился военными моряками. Этот выдающийся путешественник, доставив груз в Петропавловск - Камчатский, рискнул использовать оставшееся время для исследования северного Сахалина и устья Амура. 1 августа 1850 года на берегу Амура у мыса Куегда экспедиция Г. Н. Невельского заложила Николаевский пост. Был поднят Андреевский флаг и произведен салют из фальконета. Когда-то он был первой столицей Приморской области, а сейчас – просто старейший город Дальнего Востока. 


В Николаевке нас встречал Кудрин (начальник местного Амуррыбвода), он и доставил нас к месту нашего ночлега. Небольшое утреннее знакомство с городом (пока загружали топливо для УРАЛА, чинили колеса), оставило у меня впечатление как о большой дыре, неком промышленном узле, возвращаться в который как то совсем не хочется. 
И вот уже позади Николаевск-на-Амуре. Скрылись в голубой дымке серебристая лента Амура и широкая гладь озер Чля и Орель, которые мы так пристально рассматривали с перевала.

 

По пути делаем остановку на радоновом источнике. Радон - радиоактивный химический элемент. Относится к энертным газам. Это один из самых редких элементов встречающихся на земле. Его количество и содержание в земной коре ограничивается 115 м на глубине около полурота км. Он образуется в радиоактивных рудах и минералах. При нормальных условиях, радон - газ без цвета, вкуса и запаха. Радоновые ванны очень широко применяются для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата, болезней нервной и сердечно-сосудистой систем.

 

Ну как пройти мимо эдакой кладези здоровья ? Я, Дмитрий и Костя раздевшись плюхаемся в теплую воду источника. Какой поразительный контраст создала природа – в нескольких метрах бежит горный ручей, в котором такая холодная вода, что рука вряд ли сможет вытерпеть и полминуты. А мы нежимся в приятной теплоте источника, на зависть товарищам не пожелавшим присоединится к нам. 


С открытием источника связана история, рассказанная нам нашим водителем. Давно, одного больного человека, который практически не мог ходить, привезли сюда и оставили. Он жил в шалаше рядом с источником и регулярно купался в нем. Через пол года этот человек ушел пешком в Николаевск. Потом золотари построили рядом хорошую избушку для отдыхающих, долго принимала она под своей крышей людей, но кто-то ее спалил… 


Спустя минут 10 подъехал уазик с ребятами из МЧС, среди которых оказался главный МЧСник района. Знакомимся с ребятами. Выясняем, что они принимали участие в поисках яхты «Ассоль». Рассказывали как в тот год налетел страшный ураган и почти все таежные дороги в течение получаса завалило упавшими деревьями. И по дороге по которой до побережья добирались за 3 часа, люди прорывались полторы недели, растаскивая и распиливая завалы деревьев. Что творилось на море я даже не берусь представить… 


И снова уазик несет нас по пыльной дороге в поселок Многовершинный, поселок старателей, в котором до сих пор ведется добыча золотой руды. Только золото не дает поселку зачахнуть, хотя много строений тут заброшено.

Параллельно докупаем 60 булок хлеба и упаковываем в 2 пластиковые бочки. Не стоит думать что хлеб нельзя сохранить длительное время.

 

Есть надежный способ консервации, придуманный в геологоразведовательных партиях. Для этого берем целлофановый пакет, опускаем туда булку хлеба, наливаем туда же около 30 грамм чистого спирта, и плотно завязываем пакет.

 

Спирт убивает дрожжевые бактерии и хлеб может хранится больше месяца. Обращаю ваше внимание на то, что заменить спирт водкой или какими другими алкогольными напитками нельзя, ибо положительный эффект достигнут не будет и в добавок может присутствовать посторонний привкус. 

Выехали из Многовершинного около 17 часов. Нам предстояло проехать примерно 50 км по старым лесным дорогам, некоторые из которых шли по горным ручьям и речкам. Сначала все выглядело весьма пристойно, мы ехали в кузове поверх вещей (которых получилось выше кабины), запечатляя на фото и видео окрестные виды. И вот дорога становится все хуже.

 

Деревья плотной стеной наступают на дорогу, раскинув свои руки-ветки навстречу друг другу. И тут не зевай, а то можно запросто получить веткой в лоб. А ветки меж тем толщиной в руку. То и дело раздаются выкрики : «Ложись !!!». И мы буквально приклеиваемся к вещам. А деревья так и норовят сгрести что-нибудь из наших вещей, царапают нам спины, рвут на нас одежду. Хорошо тем кто едет в кабине, до них ветки не достают. Вот и первый перевал, чтобы преодолеть который, нам пришлось вылезти из кузова и подыматься пешком за машиной. Уклон был на мой взгляд около 30 градусов. Пройдя метров 500, дорога стала ровней, и мы снова залезли в кузов. 


С перевала можно было рассмотреть залив Рейнеке. Мощная «цейсовская» оптика моего бинокля, привезенного из-за речки, раскладывала окружающий меня мир в объемную красочную панораму. 


С приближением к морю, температура стала быстро падать, и я поймал себя на мысли что начинаю замерзать. Весьма необычно было приехать из лета в весну, ибо температура в Многовершинном была около 25 градусов, а когда УРАЛ вполз на берег залива Рейнеке, стала не более 10 градусов. Залив был покрыт остатками льда, который медленно проплывал мимо. Льда было много. Для выхода из бухты надо было чуть ли не продираться сквозь плавучий лед. Но нам надо было построить 2 катамарана, и мы питали надежду, что лед все таки хоть немного разгонит.

Залив Рейнеке - залив на юго-западном берегу Охотского моря, к северо-западу от Залива Счастья, углубляется в материк на 5 верст, ширина около 8 верст. Принимает речки Джому и Мачи. Залив назван по имени вице-адмирала и директора гидрографического департамента Михаила Францовича Рейнеке (см Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А.)

 

В Кронштадте еще существует футшток, в 1840 г. установленный Рейнеке для измерения колебаний уровня моря. Памятником гидрографу остались названные его именем гора и остров в Японском море, залив и остров - в Охотском и залив - в Баренцевом. А подготовленные Рейнеке карты, атласы и описания долгие годы служат всем морякам. 

Весь следующий день мы строили катамараны. Так как опыта постройки подобных судов у нас не было, все делалось с максимальным запасом прочности, иногда казавшимся мне чрезмерным. Было пасмурно. Нас то и дело накрывало мелкой сеткой дождя. Почти у самого берега показывались круглые усатые морды лахтаков и нерп, которые издали напоминали головы плывущих людей. К вечеру оба катамарана были готовы и на следующий день мы наметили выход в море.

Утро встретило нас пасмурной погодой и небольшим ветром, который раскачал море и унес почти все льды. Но он породил накат, такой, что катамараны при загрузке нужно было изо всех сил удерживать носом к набегающей на берег волне. Пацаны попытались, было, в болотных сапогах удерживать их, но тут же начерпали ледяной воды. 


Я оделся в вейдерсы и мембранную куртку, а Коля за неимением таковой, залез в легкий водолазный костюм. Мы с ним удерживали катамараны, пока парни таскали груз.

 

Пару раз нас с головой накрывало волной и я забыв надеть капюшон почувствовал на спине небольшие струйки воды. Коля же был совершенно сухим, несмотря на то, что даже один раз его с головой кувыркнуло волной.

Около 11 часов выдвинулись в сторону озера Мухтель. Переход занял примерно 5 часов, под холодным проливным дождем. В устье протоки Дапту, которая связывает озеро Мухтель с Охотским морем, сделали короткую остановку.

 

Был отлив. Вода в протоке быстро падала. Стали подыматься вверх по протоке. Мне не терпелось уже расчехлить спиннинг. И уже первые забросы принесли мне уверенность в том, что рыба в протоке есть. Кто-то упорно гнался за блесной, но брать блесну отказывался. Недолгие эксперименты с приманками приносят первую рыбу похода – кунджу. Несмотря на свои размеры и вес около 1 кг, рыба оказывала яростное сопротивление, то делая свечки, то совершая рывки вверх по течению.

 

Я признаться думал, что село нечто достойное, пока рыба не забилась на палубе. Несмотря на то, что я ловил надежным лососевым удилищем G.Loomis FORCELITE IMX c тестом 7-56 грамм, эта рыба заставила себя уважать за то, что быстро сдаваться она решительно не хотела. Выловив 3 рыбы, мы поспешили вперед. Предстояло еще найти базу И.Ольховского, обжить, а при случае подремонтировать ее. Переход с Рейнеке до оз.Мухтель позволил нам сделать некоторые выводы по ходовым качествам катамаранов. Катамаран под 30-кой на полном газу давал скорость 12 км/ч, на треть газа – 8-9 км/ч.

 

Восемнадцатисильный мотор на полном газу давал – 11 км/ч в треть газа – 7-8 км/ч. Двигаться со скорость плавающего дерева, вдоль однообразных берегов было для нас архиутомительно. Поэтому рука постоянно пыталась докрутить газ до полного. На полном газу топливо просто таяло на глазах. В итоге я сделал вывод, что для меня поездки на катамаранах по морю не вкатывают никак.

 

Понимать, как можно двигаться по открытому морю на веслах я до сих пор решительно отказываюсь. Видимо надо быть человеком флегматичным, которому не сложно очень длительное время выполнять однообразную работу. Не смотря на то, что мы ехали быстрее чем шли бы на веслах, меня это все равно убивало. Представьте себе, едешь весь день, держа курс на траверз какого-нибудь острова, а этот остров приближается со скоростью спящей черепахи.

 

База оказалась лучше чем я ожидал. Место лучше не найти, рядом ключ с пресной водой, в котором много мальмы и в который даже заходит горбуша. Два добротных домика по 6 человек, летняя кухня, баня, сарай, который использовался, видимо, также под генераторную. По базе были когда-то проложены провода, которыми пользовались для освещения, пока ими не заинтересовался косолапый. Он порвал их в нескольких местах, и эти обрывки мы в последствии использовали для просушки вещей.

 

Вечером за обильным ужином, мы засиделись далеко заполночь. Поздравляли друг друга с успешным началом похода, пели под гитару, курили кальян. В итоге чисто позитивно набухались водки. На следующий день Костя, Игорь и Макс, надув лодку уехали на речку Мухтель. Димон с Жекой поехали и привезли ведро отборной кунджи и мы с Витей (так как были в тот день дежурными) решили накрутить из нее котлет. Котлет получилось очень много, но вкусными они мне показались едва ли. Суховатые очень. В них необходимо было добавлять много лука и сало, которого было не много.

 

Вечером вернулись с речки Мухтель пацаны и привезли 4-х трофейных ленков от 5 до 5.2 кг. Появились и первые потери по снастям. Ленок под 5-ку сломал Максу второе колено нахлыствой удочке 7-го класса. Его в наказание тоже привезли. Ленков было принято решение зашарабанить.

Река Мухтель, впадает в одноименное озеро двумя рукавами. До первых перекатов примерно 5 км. Берега в основном крутые, торфяные.

 

На реке очень много утки, часто встречается белоплечий орлан, и даже единично рыбный филин.

 

Из рыб распространен тупорылый ленок, хариус есть но количество его не большое, ввиду того что заметно выдавливается ленком. Но ловились только крупные экземпляры (от 30 до 40 см). Редко попадалась кунжда и еще реже мальма и голец. Рыба ловится по всей реке.

 

Выше первого перекаты начинается мелководье, чередующеяся с глубокими ямами. Для движения по реке необходимо использовать водомет.

 

 

Мы подымались около 20 км вверх. Упершись в большой залом, мы оставили лодки и ходили вверх еще километра на 3 до скальных прижимов.Там речка более красивая, но если ваша цель просто порыбачить, нет смысла забираться выше первого переката.

 

В течении всего времени ловли стояла хорошая солнечная погода. Исключительно работали медные тандемы из №3 и №5 Blue Fox. И воблеры лимонной, зеленой, и естественной раскраски с заглублением 1.5 – 2 метра. Колеблющиеся блесна работали заметно хуже, и я в итоге отказался от их применения. Лучшей нахлыстовой тонущей приманкой стал черный зонкер, а среди сухих как всегда рулили стимулятор и ред таг (на крючках № 4). Неплохо ловился хариус и на ер каддис. Особое внимание хочу обратить на то, что необходимо иметь с собой пассатижи для извлечения севшей на тройник рыбы. Жека, забывший пассатижи дома, уже в первый день рыбалки сильно поранил руки.

 

Речку Мухтель я с уверенностью могу назвать раем для рыболова. Очень хорошо можно оценить различные способы подачи приманок. Вот только попасть на нее действительно трудно. Но все эти вопросы можно решить с Игорем Ольховским, тем более что проживание там на его базе, лучше чем в палатках.

 
Особое восхищение и эстетическое наслаждение вызывала у нас картина захода солнца. На озере исключительно красивые закаты, а в солнечные летние дни можно любоваться миражами. На Охотском море нет вакханалии грубых и ярких красок, оглушающих и ошеломляющих наблюдателя в более южных морях. Здесь вас покоряют нежные пастельные тона самых тончайших оттенков. Сменяясь, они создают восхитительную цветовую игру. Перед тобой словно развертывается гигантская красочная симфония. Все закаты Коля фотографировал со штатива, модулируя выдержкой и диафрагмой своей фотокамеры. 


Однажды ночью я вышел из домика. Легкий бриз с моря веял прохладой. Надо мной сиял звездный шатер. В загадочной тишине торжественно лился Млечный Путь. Куда-то в неизвестное звала Полярная звезда. Где-то в бездонных космических далях разлетались галактики. На глади озера переливалась серебряная дорожка лунного следа. 


В озере Мухтель обитает единственный на Дальнем Востоке одноглазый карась. Он попадался в больших количествах. Наибольшая концентрация этой рыбы была отмечена нами около устья протоки Сан. С одной стороны у него полноценный глаз. Второй глаз отсутствует. Вместо него иногда встречается глазная впадина, заплывшая неким студенистым непрозрачным веществом. Так как озеро девственно чистое и труднодоступное, ни о какой плохой экологии не может быть и речи. Ученые до сих пор теряются в догадках.

 

Но у нас рыболовов, есть на этот счет своя версия : глубины маленькие, есть сильные приливы и отливы, поэтому карась ведет донный образ жизни по типу камбалы. Жмется ко дну, глаз заиливается и со временем отмирает. А мы меж тем ели этих карасей, зажаренных до хрустящей корочки, за обе щеки, нисколько не гнушаясь тем, что они одноглазые.

Рыбалка на кунджу, была не такой интересной ввиду того, что численность ее была черезвычайно высока. Она хватала практически любые блесна, но особенно была не равнодушна к KASTMASTER.

 

Я поставил на него OWNER № 1/0, чтобы рыба не сильно его заглатывала. Ловили мы ее в основном на устье протоки, там была максимальная численность этой рыбы.

 

Именно там, при поимки кунджи под 3 кг, Макс сломал 2 колено моей нахлыстовой удочки 5-го класса. Я же рыбачил в основном на спиннинг.

 

Конечно мы как смогли отремонтировали колено, но кидать палка стала заметно хуже. А 7-ка Макса, вообще кидать отказывалась. Поэтому мы как могли берегли мою 5-ку, ибо хотели половить микижу на р.Оленьей.

На базе мы провели 10 дней. За это время успели попасть в поле зрения пограничников. Военный вертолет, видимо совершая патрулирования вдоль береговой линии, увидел наш лагерь и завис над ним, тщательно рассматривая его в бинокли. Мы с Максом в это время ехали по протоке ловить кунджу. Вертушка, увидев нас развернулась и прошла метрах в 40 прямо над нами. Надо сказать, было не совсем приятно, видеть военный борт, который летел прямо на нас, ощетинившись стволами пушек. 


15.07 около устья протоки Дапту, наши катамараны в связке, взял на буксир «Одиссей» Игоря Ольховского. Начался 120 километровый переход в бухту Панкова острова Большой Шантар.

 

Как только мы поехали, на меня с Витькой напала морская болезнь. Я с ужасом представлял себе, что мне предстоит во время переходов страдать ей. Но добрая доза армянского коньяка, закушенная лимоном словно яблоком, не оставила от морской болезни и следа уже через 20 минут. Витька же, употреблять алкоголь наотрез отказался, и промаялся все 12 часов перехода. Как ни странно, но больше морская болезнь меня не доставала вообще.

В устье протоки которая соединяет оз.Соленое (Большое) с Охотским морем, мы встали табором в 5 утра. Тут же была обнаружена рыбка, которая просто выпрыгивала на берег. Рыбка эта не большая и завется уек. Свежее изжаренная она очень вкусна.

 
Утром меня разбудили радостные крики Lucky c противоположного берега протоки. Там он и Paperman ловили кунджу. И каждую поимку бурно комментировали.

 
Вечером мы все вместе сели за столы и скрестили рюмки. Я правда долго не сидел, а быстро ушел спать. Но честной народ гудел до самого утра, изрядно подточив наши запасы водки. (Серега Лаки, помнишь народ, промолчал на ваше желание на следующий день повторить ? У нас осталось 5 литров водки на 8 человек на 20 дней. Надеюсь теперь понимаешь).

В этот день мы на легке ездили на о.Прокофьева, посмотреть на водопады. Там мы впервые увидели медведей. Одного из них, застигнутого нами в расплох, мы фотографировали буквально с 10 метров, когда он переплывал непропуск.

 

Остров Прокофьева действительно красив. А вот водопадов было всего 2. Видимо они появляются в сезон дождей. Мы обошли вокруг острова и направились к ключу Панкова, пополнить запасы пресной воды. Здесь мы встретили Митрича. Он много лет отработал на метеостанции Большой Шантар, а выйдя на пенсию, так и остался на острове. Перебравшись с метеостанции на о.Соленое, он уже много лет живет в покинутой воинской части.

 

Митрич - фигура колоритная, с большой седой бородой, он обладает какой-то очень интеллигентной речью. В разговоре с ним я часто ловил себя на мысли, что передо мной не лесной человек, а диктор центрального телевидения – настолько красиво и правильно он говорил. Тут невольно начинаешь задумываться о том, как говоришь сам и над тем сколько все таки лишних словечек присутствует в твоей речи. Невольно начинаешь исправлять свою речь. Много интересного рассказывал нам Митрич.

 

Про охоты, рыбалку, быт зимой, про медведей, про многое, а однажды за столом мы с ним затянули его любимую «Hiч яка месячна», которую он не слышал уже лет 20. Эту песня часто пели на его родине, Украине. У Митрича был пес Арго, который всю ночь на пролет отгонял медведей от нашего лагеря, а днем беспробудно дрых. Медведи там нас изрядно доставали. Они нагло лезли в лагерь, рычали и наглели до того что однажды один из них навалил около катамарана кучу, видимо в знак презрения. И даже выстрелы из ружья в воздух не надолго отгоняли их. Через какое то время медведи снова в наглую лезли в наш лагерь. И если бы не собака – было бы совсем туго. 


Был даже такой эпизод. Чтобы было заметно крадущегося медведя, мы устанавливали растяжки из тонкой лески, с подвешенной консервной банкой. При дотрагивании до которой, банка громко падала. А по вечерам мы обычно играли в подкидного дурака на вылет командами. И вот однажды стоим мы с Николой у костра, а парни в отдалении под навесом играют в карты. И тут мы с Николой слышим, как срабатывает растяжка (грохнулась банка). Никола мгновенно поворачивается и с криками «Банка ! Банка !» летит под навес к пацанам. Паника возникла моментально. Народ буквально бросился в рассыпную. Некоторые даже умудрились перепрыгнуть через стол. За этот случай Николу строго отчитали. 


Я слышал что в бух.Панкова есть скопления краба. Еще в Хабаровске мы приготовили материалы для изготовления краболовки. И вот настало время ее применить. Краболовка представляет из себя круг из проволоки диаметром 1.5 метра, который обволакивается куском сетки. Важным моментом является приманка. Она должна быть любого животного происхождения (рыба или мясо), лишь бы оно было тухлым. Мы пробовали потом ловить на свежепойманную рыбу, но результата не было. Итак для приманки мы применили тухлую горбушу, которую Димка нашел на берегу. В результате утром, в краболовке сидело 3 неплохих краба. В дальнейшем, начавшийся шторм не позволил воспользоваться краболовкой, и в конце концов ее унесло море. Но все таки 3 крабов мы стрескали под красное вино, и скажу вам, что было чрезвычайно вкусно.

 

В бухте Панкова мы отдали Игорю Ольховскому его 7.5 метровый катамаран с новой 30-кой, и собрали свой 4-х метровый

Полностью разгрузив 6-ти метровый катамаран, мы семером выехали на р.Оленью (или как говорят эвенки р.Тавалак). Погода была пасмурная, моросил дождь. Мы пересекли озеро Соленое (Большое) примерно за 1час40мин. И поднялись по р.Оленьей до первого переката.

 

Там мы оставили катамаран и дальше пошли пешком. Уже через 200 метров я первый поймал микижу. Хоть и была она не более 40 см, но это была микижа. Буквально через минуту Костя тоже вытащил экземпляр по крупнее.

 

Отлично работали тандемы. У меня вся рыба была поймана на медный тандем №3 и №5 Blue Fox. У Кости стоял лонговский тандем. Мы прошли вверх по Оленьей около 10 км. Самая крупная микижа была поймана Димоном и весила 2 кг.

Несколько рыб получили травмы не совместимые с жизнью и нам пришлось взять их на ужин. Речка Оленья очень красивая. Очень много не больших кос. Движение по ней совсем не затруднительное – переходишь с косы на косу, облавливая наиболее интересные места. Основные стоянки микижи были на сливе перекатов и под противоположным крутым берегом, не более метра от него. Нами было встречено чрезвычайно много утки. А на обильные следы медведей никто уже не обращал внимания.

 

Шторм заставил нас просидеть 8 дней в бухте Панкова. Сидеть и понимать как бесцельно таят драгоценные дни было не просто. Рыбалка уже давно надоела. Утром я вместо зарядки брал в руки спиннинг и вытаскивал 3-4 кунджи.
 

В один из дней сидения мы предприняли вылазку во владения Митрича – заброшенную воинскую часть. Полазали по казармам, посетили сваленный нерадивым прапором от скуки локатор, погостили в доме у Митрича, подарили ему кубик соленого мухтельского хариуса и, взяв у него пол мешка соли, вернулись в лагерь.

 

На 8 день сидения накат начал стихать. И хотя и был сильный туман, мы отважились выйти в море. Наш курс лежал через мыс Северный, на о.Феклистова в Лебяжью губу. 

 

Ехали в тумане. Только однажды приставали к берегу на мысе Северо-Восточном, чтобы набрать яшмы на память. Далее дойдя до мыса Три Брата (это кстати одно из не многих мест Шантарских островов где стоит побывать – очень красивые кекуры) взяли прямой курс на мыс.Красный острова Феклистов. 

Часа 2 ехали исключительно в полном тумане. Если бы не GPS – мгновенно потерялись бы. Видимость была не более 30 метров. Чтобы хоть как-то приблизить о.Феклистова я завалился спать. Проснулся я на подходе к мысу Красному и обнаружил, что светит солнышко, над головой чистое небо, а туман держит остров Большой Шантар плотным кольцом уже далеко в стороне. Мы завершали форсирование самого широкого на архипелаге пролива – Северного, отделяющего Большой Шантар от второго по величине острова Феклистова. Начинался прилив, и морская вода катилась по проливу с севера, создавая у берегов невообразимую толчею и круговороты, особенно заметную рядом с мысами. 


Прямо по курсу вздымались скалистые берега. Между высокими обнаженными мысами были видны участки плоских пляжей, прорезанные узкими руслами горных потоков. 
Собственно мыс Красный есть выход красных яшм. Рядом словно египетская пирамида из воды высится скала-кекур высотой метров 30. Зрелище достойное внимание.

 

Между островом Сухотина и входом в Лебяжью губу, с правой стороны, есть совершенно чудный мыс. Чистый желтый песочек и елочки, подступающие к нему, создают иллюзию, что ты где то в южных морях, на каком-либо из атоллов. И если бы вместо этих елочек были бы пальмы – иллюзия была бы полной. И хочется пристать к берегу, скинуть одежды и бросится в ласковое море, которое в лучах предзакатного солнца, кажется особенно красивым. Но эйфория проходит, как только сунешь руку в воду. Вода не более 10 градусов.

В Лебяжьей губе, в устье реки Беличья, на бывшей базе геологов, Игорь Ольховский оставил нам наш бензин (мы попросили его на судне кинуть бензин и 2 лодки, чтобы не тащить их своим катамараном). Из оставленных 200 литров уцелело 125. И тут похозяйничал косолапый.

 

Встаем табором недалеко от устья речки Беличья, рядом с небольшим ручьем. Вода в ручье оказалась темной из-за большого количества гуминовый кислот, как это всегда бывает в речках и озерах торфяных болот, но пригодной для питья. Я даже пару раз потом путал эту воду с крепко заваренным чаем. 

 

И вот кто-то варит ужин, кто-то ловит горбушу, которая в большом количестве крутится около устья. Вечером уничтожили последние запасы пива под икорку. Сегодня можно. Сегодня мы прошли 110 км, а завтра уходим на метеостанцию. 

И вот кто-то варит ужин, кто-то ловит горбушу, которая в большом количестве крутится около устья. Вечером уничтожили последние запасы пива под икорку. Сегодня можно. Сегодня мы прошли 110 км, а завтра уходим на метеостанцию. 


Утро порадовало нас хорошей погодой. Настроение у всех было отличное, еще бы 8 дней без солнца, уже и начали забывать как оно выглядит. 
Начали укладывать вещи и тут у нашего катамарана лопается оболочка гондолы. Как раз по шву. Длина шва около 2.5 метров. Делаем вынужденную дневку, чтобы зашить оболочку гондолы. Зашивали по очереди, парусным швом.

 

Меж тем Игорь приготовил из мартензии приморской, которая тут же и росла, неплохой салат. Мы давно уже не евшие свежих овощей с удовольствием его прикончили. 
Мартензия – это такая трава с голубоватыми листьями. Она встречается одинокими экземплярами и только на морской гальке. У нее длинные ползучие побеги, радиально расползающиеся по берегу. По вкусу трава напоминала нечто среднее между морковкой, репой и свеклой.

 

Так же мы с Максом ходили на оз.Беличье, где Макс нахлыстом вытащил подряд трех бычков. На этом лов прекратили.

 
Вечером этого дня в Лебяжью губу зашел «Одиссей». Подъехавший через некоторое время Толя Изотов, сообщил нам, что на борту находится народный артист Феклистов, который приехал посмотреть на одноименный остров. Наверное в Москве стало модно искать корни своего генеалогического дерева. Москвичи увидев с борта судна наш лагерь, были крайне не довольны нашим присутствием. Ну это и понятно, ведь многие думают что за кольцевой лохи живут. Также Толя сообщил что у Игоря Ольховского во время шторма (когда они вышли из б.Панкова) в районе м.Северного оторвала буксируемый катамаран с 30-кой и Баджером с 9.8 на нем. Вот оно суровое Охотское море.


Утром посетили памятник природы Арка и взяли курс на остров Утичий (с эвенкского -Мутыхангда). Я думал, что тут нас ожидает много птиц, но птиц тут было крайне мало. Даже около о.Прокофьева их было куда больше. И это не смотря на отличную погоду. 


На этом острове 01.08.1981 произошла катастрофа Ил-14М (бортовой номер - 91517) Магаданского УГА. В тумане он не заметил его и врезался в скалу. Причем для того чтобы благополучно миновать Утичий ему не хватило буквально 10-15 метров высоты. Мы высадились чтобы осмотреть место трагедии. Нашли часть шасси и остатки одного из двигателей. Высоко на скале заметны еще какие то останки. Я отломал часть трубопровода на сувенир. Некоторые товарищи увидев это тоже начали добывать сувениры. Щас вот сижу и думаю : «Ну зачем ?»

 

Обойдя о.Утичий, взяли курс на траверз мыса Радужного. Мыс Радужный назван так не случайно. Здесь особенно заметны выходы разноцветных яшм. Преобладал красный цвет всех тонов. Остальные цвета накладывались то мелкими брызгами, то крупными пятнами. Да и сама форма мыса напоминала очертания рыцарского замка. На разных уровнях выделялись многочисленные башни, портики, переходы между ними. Солнце щедро освещало каменный замок, четко выделяя амбразуры, отвесные стены, оттеняя бойницы и оставляя во мраке глубокие впадины, трещины, ущелья. 


К метеостанции подошли около 20 часов. Привязав катамараны, пошли знакомиться с ее хозяевами. Их оказалось двое. Начальник метеостанции Владимир и его помошник Сергей. Володя уже 15 лет хозяйничает тут, а вот Сергей прибыл недавно, 2 года назад. Был еще парнишка и девочка, но они незадолго до нашего приезда ушли на судне Игоря Ольховского в Николаевск, в отпуск. Метеостанция Большой Шантар является реперной климатической станцией, включена в Региональную опорную климатическую сеть (РОКС). Работа на метеостанции не трудная, но требует четкой временной привязки. Круглосуточно, через каждые 3 часа, необходимо снимать показания приборов, и отправлять данные в Бриакан азбукой Морзе.

 
Метеостанция это еще и единственное место на о.Большой Шантар, где живут люди. Да и раньше жили. Воды Шантарского моря прежде кишели китами и ластоногими. Острова всегда были богаты лесом и разным зверьём: соболями, лисами, горностаями. Вот и стремились сюда со всего Земного шара китобои и охотники за бесчисленными дарами природы. До сих пор сохранились на Большом Шантаре остатки жиротопного заводика американских китобоев конца XIX — начала XX вв. Но киты практически перевелись, и жизнь на острове заглохла. Воскрешаться снова она стала с 1926 г.

 

Новые переселенцы активно взялись за лес (планировали его экспорт), следующие — за пушнину. Отстроили посёлок Большой Шантар. Люди рубили лес, ловили рыбу, занимались сельским хозяйством. Разводили чёрно-бурых лис и соболей. В 1966 г. посёлок ликвидировали, жителей переселили на материк. Только и остались на островке маяк на мысу Северном да метеостанция в устье реки Якшина, где был посёлок. Потом упразднили и маяк. 


За ужином, после баньки, нас угощали соленой черемшой. Мы ей просто объедались, а на следующий день жадно пили воду из Амуки.

 

Утром побывали на старом кладбище, которое постепенно отвоевывается речкой Якшина и если не будут приняты меры, она в скором времени смоет его. Посетили заводик по переработке китового жира. И конечно же дернули пару американских кирпичей. Мясорубку кстати в этом году перетащили на метеостанцию. Там ее открутили и бросили около сарая, а ее станину приспособили под станок для циркулярной пилы.

 

Вернувшись с экскурсии на заводик, мы обнаружили что приехали гости. Ребята из «команды Горький». Когда им попал в руки спецвыпуск журнала «Родное Приамурье», посвященный Шантарам, они тут же решили наладить сюда туристические маршруты и приехали чтобы первый раз все увидеть своими глазами. Им немного не повезло с командой. Мне она напомнила бригаду зеков, освобожденных по амнистии. Татуированными пальцами они лузгали семачки.

Как потом оказалась в Лебяжьей Губе пьяная команда посадила судно на мель. Через 4 дня они вызвали вертолет, дальнейшая судьба их мне не известно. А пока мы с удовольствием отвечали на их расспросы, показывали фотографии. На прощание сфотографировались вместе. 


Следующую стоянку решили устроить в районе речки Большой Анаур. В прошлые годы в пойме Большого Анаура был поселок, велась заготовка леса, здесь промышляли рыбу. В настоящее время от него не осталось даже развалин. Сама бухта здесь - очень красивое место. Высокий галечный пляж, а за ним долина одноименной реки, в которой по рассказам Митрича водится ленок.

 

Пацаны ушли на речку рыбачить, а мы с Николой занялись приготовлением ужина. Никола готовил плов из мидий. И надо сказать, что он сумел грамотно сварить рис, не превратив его в рисовую кашу. 
Вернувшиеся пацаны притащили несколько горбуш. Начался большой ход этой рыбы. Речка напрочь забита зашедшей с моря горбушей.

 

Почти посередине пляжа я увидел огромный покатый валун, который заставил меня задуматься над тем, как он попал туда. Это тоже творение матери-природы. Я читал в литературе, что это льдинный аллювий, результат совместной работы ветра, мороза и плавающих льдов. Зимой заливы Шантарского архипелага замерзают. Под влиянием морозного выветривания и порывов ветра с крутых склонов сваливаются большие и малые обломки горной породы. Некоторые из них, пробив ледяную броню, погружаются на дно, другие остаются лежать на льду пока он не растает. Сюда же во время вскрытия заливов заносит плавающие льдины с камнями из дальних мест. Постепенно стаивая, они освобождаются от груза. Вот такая глыба, отшлифованная морем, и находилась передо мной, довольно далеко от ближайших скал.

 

 

Около 12 часов следующего дня вышли в море. Ночевать решили в бухте Ончеган. Проходя мимо острова Малый Шантар, решили набрать пресной воды из ручья. Высадившись на берег в одной безымянной бухте, мы были тут же атакованы несметным количеством злых комаров. Потом на максимальной скорости который мог давать наш катамаран еще долго пытались оторваться от этих камаров. Скорость 12 км/ч, нисколько не мешала им.

 

Так и летели они за нами минут 40, пытаясь проникнуть сквозь одежду. Некоторым это удавалось. Эту безымянную бухту наша команда единогласно решила назвать бух.Комариная.

 


Костя настоял зайти в бухту Абрек, которая считается одной из самых красивых бухт архипелага. Эта бухта названа экипажем клипера «Абрек» в честь своего судна в 1855 году. 

Бухта эта мелководная, поэтому вода в отлив уходит за сотни метров от берега. Мы долго тут не стояли, а взяли курс прямо на бухту Ончеган. Отъехав от Малого Шантара на несколько километров, мы заглушили мотор и произвели прощание с Шантарми. Последняя банка Эфеса, пошла по кругу. Каждый думал о чем то своем, бросая взгляды на серые скалы мысов. А я думал, что вряд ли снова соберусь сюда. Не моя это тема.

 

Бухта Ончеган это уже материк. Больше не будет больших переходов по открытому морю, только вдоль берегов. На подходе в бухту мы увидели идущего параллельным курсом «Одиссея». Москвичей везли смотреть китов. Здесь большие глубины, рядом проходят пути миграции китов. Сидя на берегу, можно даже без бинокля видеть китовые фонтаны. Просторный галечниковый пляж бухты, постепенно поднимаясь от берега, переходит вначале в штормовые галечниковые валы, а затем в высокий береговой вал, также сложенный галечником, заваленный сверху плавником.

 

Дров тут хватило бы небольшой деревеньке на несколько лет. Мы поднялись на вершину вала и убедились, что лучшего места для лагеря не найти. Место хорошо продувалось ветрами, отгоняющими гнус. Недалеко расположено одноименное озеро, соединяющееся с морем небольшой протокой. Бушевавшие прошлой осень шторма засыпали устье протоки галькой. Но река постепенно размывает ее. Около устья стояло целое стадо горбуш. Вода небольшим ручейком просачивается сквозь галечник, а рыба, чувствуя родную воду, терпеливо ждет пока освободится проход.

 

 

К вечеру небо прояснилось. Сумрачный пейзаж окрестных гор расцветился яркими красками. Шел прилив. Ровный спокойный шум морских волн, лениво накатывающихся на пляж, казался каким то особенно уютным, домашним. До самого заката сидел я у костра, запивая чаем, с привкусом горьковатого дымка, пышные оладушки, которые тут же пекли Димон с Жекой.

 

По плану мы хотели сделать тут дневку. Просушить вещи, отдохнуть, но Толя Изотов сообщил, что через сутки ожидается усиление ветра и сильный дождь, и мы приняли решение назавтра совершить заключительный переход до реки Ульбан. 
Это был самый длинный переход, но в тоже время самый спокойный. Как только мы зашли за мыс Сенека, залив Академии предстал перед нами сплошным зеркалом. Ветер нулевой, только гладь залива

За весь день мы прошли 130 км, миновав залив Академии и Ульбанский залив. Подойдя к устью реки Ульбан мы увидели, как осушилась широкая полоса лайды. Нечего было и думать о заходе в реку. Мы поспешили отойти от устья, чтобы не остаться ночевать посреди залива на грязной лайде. Встали лагерем километрах в 7 от устья. Решили зайти в Ульбан рано утром, по приливу. 


В этом месте нас буквально облепили комары. Я знал что такое «много комаров», но тут комаров было не много, их было просто дохуя !!! Никогда ранее я не видел таких полчищ. И даже мари реки Обор (что под Хабаровском), не идут ни в какое сравнение. Несмотря на довольно приличный ветер, который буквально сдувал их с ветреной стороны, комары беспощадно жалили с подветренной. Активная война с комарами ни к чему хорошему не привела : они гибли, наверное сотнями, но тут же на лицо и руки высаживались новые неисчислимые резервы. Глухая оборона, которая давала отпор комарам Амура и Сихоте-Алиня, оказалась бессильной против ульбанских аборигенов. Мы наскоро перекусив ретировались в палатки. Только там, выкурив комаров рапторовскими пластинами, можно было вздохнуть спокойно.

 

Подъем в 5 утра и наскоро собравшись валим с проклятого места. Начался долгожданный прилив. В пик прилива входим в Ульбан. Вода в этой реке была перемешена с илом и грязью. Река около устья имеет берегами заливные луга. Выше часто начинают попадаться торфяники. Мест для причаливания практически нет. Елки и лиственницы плотной стеной стоят вдоль берегов. Пройдя около 20 км от устья, увидели стан браконьеров, которые были напуганы нашим появлением. Заготовка икры идет тут полным ходом. Мы потом познакомились с ними, а некоторые товарищи даже приобрели у них несколько кубиков икры, так сказать «поддержали местного производителя».

На устье ключа Хулич, стоит отменное обжитое зимовье. Там мы и встали лагерем. Вечером Костя, Игорь и Димон ездили на моторке много выше, пока не уперлись в вековой залом. Целью их поездки было поимка трофейного ленка и поиски площадки для вертолета. Площадку не нашли, а ленок самый крупный потянул на 4 кг. Не самый большой для этой речки. Возможно, это связано с массовым ходом красной рыбы. Обычно в такое время рыба уходит далеко по ключам. А вообще рекорд для этой реки – ленок длинной 1м37см, пойманный в кетовую сеть.

 

С браконьерами мы долго беседовали. Они поведали нам о том как в осень прошлого года золотушники вывезли с речки 200 мешков ленка, как все затишки и рукавчики были заставлены сетями. В верховьях начинается разработка золотых месторождений, и видимо и этой речке скоро придет цензура. Тихо так подкрадется. И не увидят больше люди тут пятнистых речных леопардов, живую радугу хариуса, и тем более красную рыбу.

3.08. в устье Ульбана, на единственной на этой речке каменистой косе, сел вертолет компании АВИС-АМУР. Из вертолета вышел Игорь Ольховский с ящиком пива. Он словно добрый волшебник угощал нас этим чудесным напитком. И мы уже усталые от походов, гнуса и жары с упоением наслаждались янтарной жидкостью.

 


Месяц походной жизни пролетел незаметно. Завтра нас встретит Хабаровск. Мы уже предвкушаем горячий душ, чистые мягкие постели, и праздник секса, который будет устроен нашим женам и подругам. Все же некоторые бытовые неудобства палаточной жизни, накапливаясь, с течением времени дают о себе знать. На базе они не так заметны. По крайней мере, там можно выпрямиться во весь рост, спокойно переждать непогоду. И казалось бы в путешествиях рано или поздно привыкаешь не только к неизбежным тяготам экспедиционной жизни, но даже и к гнусу, находя, в конечном итоге, что не будь его – романтика походного быта в какой-то степени была бы обедненной. 

Поход  на Шантарские острова 2007 год

  ИП Котик Д.А. ИНН272422188900

  Наши телефоны : 8 909 800 800 1 

                                8 924 222 44 33 

                                8 962 501 58 03

  e-mail:  0603-1974@mail.ru

  • YouTube Social  Icon
  • Facebook Social Icon

Все права защищены © 2016  Дальневосточные путешествия.

Сайс создан студией SHOKS www.studio-shoks.ru